Дом Кирпичниковых в Пскове
Агаповская женская гимназия

Назад

Дом Кирпичниковых

г. Псков, Октябрьский пр-т, 10 (ул. Сергиевская, 22)


В 1955 г., готовясь отметить 90-летие со дня рождения Яна Райниса, латышские исследователи приехали в Псков в поисках мест, где их национальный поэт, высланный из Риги, провел полтора года в ожидании решения царских властей по делу о социал-демократической пропаганде среди рабочих.

В их распоряжении были, в частности, такие псковские адреса:

1. дом Кирпичниковых на Сергиевской улице, в котором Райнис с женой, поэтессой Аспазией, жили с февраля до лета 1898 г., а затем Райнис снимал комнату еще месяц в начале 1899 г.,

2.дом Постникова на углу Покровской (Новгородской) и Губернаторской улиц, стоявший наискосок от церкви Покрова от Торга, в котором Райнис жил с 25 февраля по 8 июня 1899 г., то есть до выезда из Пскова в вятскую ссылку.

И. Н. Ларионов и другие тогдашние работники краеведческого музея указали гостям на домик № 10-а по Октябрьской улице, как на вероятный дом Кирпичниковых. Так за домом 10-а по Октябрьскому проспекту закрепилось название "домик Райниса".

Между тем, изучение дореволюционной периодики Пскова заставило усомниться в том, что дом Кирпичниковых сохранился до наших дней.

По раскладочным ведомостям налогов с домовладений, публиковавшимся в „Псковских губернских ведомостях", домовладение Кирпичниковых на Сергиевской улице перестало упоминаться уже с 1901 г.

Из архивных документов Общества взаимного кредита Псковского уездного земства и печатного обзора его 35-летней деятельности выяснилось, что это кредитное учреждение, проще называемое Земским банком, 15 апреля 1900 г. купило у наследников Кирпичниковых их домовладение на Сергиевской улице для постройки на этом месте собственного здания.

Наконец, в № 74 „Псковского городского листка" за 1900 г. нашлось такое объявление;
«21-го сентября... в помещении Общества взаимного кредита Псковского уездного земства будет продан на снос верхний этаж полукаменного двухэтажного дома Общества, бывший Кирпичникова, выходящий на улицу (где сливочная лавка), по Сергиевской улице, против гостиницы „Лондон"».

Таким образом выяснилось расположение дома Кирпичниковых. Что касается примыкающего к нему домика № 10-а, то он не принадлежал Кирпичниковым, а был собственностью А.Н. Герасимовой, а затем ее дочери А. В. Соловьевой.

Агаповская женская гимназия

На втором этаже здания с 1903 года размещалась частная Агаповская женская гимназия, принадлежавшая Марии Ивановне Агаповой.

В 1903 г. Мария Ивановна Агапова, дочь известного краеведа И.И. Василева и жена городского головы, получила разрешение открыть учебное заведение 3-го разряда, преобразованное в 1906 г. в прогимназию. В 1908 г. состоялся первый выпуск 7-го класса, что означало перевод прогимназии в гимназию. В 1909-1918 гг. осуществлялись выпуски из 8-го, педагогического, класса.

Обучавшиеся в гимназиях девочки носили форму установленного синего цвета.

Занятия начинались в 9 час. утра, перед этим за 15 минут совершалась ежедневная молитва. Помогал гимназисткам раздеться и привести себя в порядок стоявший при входе в здание швейцар.

Организация учебного процесса определялась «Правилами для руководства лиц, содержащих частные учебные заведения Санкт-Петербургского учебного округа», разрешавшими содержательнице учебного заведения определять перечень учебных предметов, но при этом в качестве обязательных изучались Закон Божий, русский язык, русская история и география, математика, физика, естествознание и рукоделие; в качестве дополнительных – иностранные языки (немецкий, французский, английский – по выбору), пениеирисование.

Учебники рекомендовались утвержденные министерством, учителя отбирались по конкурсу, при вступлениив должность иностранных подданных для них устраивался экзамен. Устанавливалась ответственность начальницы гимназии за приглашенных учителей: «Если откроется, что учитель по злонамеренности или даже по неосторожности делает ученицам вредные внушения, то ответственность в сем случае падает и на содержателя учебного заведения, так и на преподавателя».

Сохранившиеся формулярные списки о службе преподавателей Агаповской гимназии за 1913-1918 гг. дают представление о составе учителей этого учебного заведения. Высоким требованиям соответствовала начальница гимназии Мария Ивановна Агапова. Она родилась в 1864 г., окончила в 1882 г. с золотой медалью Мариинскую женскую гимназию, затем Высшие женские курсы в С.-Петербурге, с 1896 г. заведовала воскресной школой, а затем стала начальницей гимназии, одновременно давая уроки по математике и географии. За большой вклад в развитие женского образования в 1910 г. она была награждена золотой медалью «За усердие» на Анненской ленте. Годовое жалование ее составило 1500 руб.

Большое влияние на учениц оказывал преподаватель Закона Божьего протоиерей Георгий Васильевич Цветаев, окончивший в 1884 г. Петербургскую духовную академию, служивший инспектором в Псковской духовной семинарии и законоучителем в Епархиальном училище, где преподавал и дидактику. Один из его сыновей обучался в Московской духовной академии, другой избрал Петербургский политехнический институт, дочь – Высшие женские курсы, другая же дочь окончила Агаповскую гимназию. Годовое жалование Г.В. Цветаева составляло 500 руб.; скончался он 18 января 1915 г.

К старшему поколению преподавателей относилась Алиса Марковна Лейкард, окончившая частное учебное заведение в 1887 г. в г. Валк Лифляндской губернии, где преподавание велось на немецком языке. Ей пришлось при поступлении в гимназию Агаповой в 1908 г. сдавать экзамен, после чего онавтечение10 летпреподаваланемецкийязык. К молодым преподавателям принадлежал учитель физики и космографии Владимир Матвеевич Ковтун. Он окончил Псковскую мужскую гимназию, учился в Петербургском университете, но вернулся в Псков и стал учителем с размером годового жалованья в 1210 руб. В 1915 г. он продолжил обучение в электронно-техническом институте, но начавшиеся революционные события заставили его вернуться в агаповскую гимназию, а в 1918 г. покинуть город вместе с отступающими немцами. В качестве домашней наставницы поступила в 1909 г. на службу учительница географии Аделаида Федоровна Шурадэ, сама окончившая Агаповскую гимназию. Здесь же работала ее сестра Эмилия Федоровна Шурадэ, окончившая гимназию Александровой; она преподавала математику. Ирма Германовна Расмуссен учила гимназисток немецкому языку. Уроженка Порхова, получившая хорошее домашнее образование, а затем окончившая Порховскую женскую прогимназию, она вышла замуж за датского подданного Эдуарда-Карла Христиана, доверенного коммерческого банка «Юнкер и К0». В Агаповской гимназии обучалась и их дочь Ингеборг-Мария. Историю преподавала Вера Палладиевна Каракулова, окончившая Высшие женские курсы в Петербурге. Французский язык гимназистки изучали под руководством Надежды Гей, окончившей Московский Николаевский институт домашнего образования. В 1918 г. после окончания Псковской художественно-промышленной школы им. Фандер-Флита поступил на службу учителем рисования Иосиф Гольберг.

Социальный состав учащихся гимназии Агаповой прослеживается по выданным в 1911-1918 гг. аттестатам:

Следовательно, число выпускников с 1911 по 1918 гг. выросло в два раза, преимущественно за счет крестьян и мещан, а также вследствие введенного в условиях германской оккупации города экстерната. Всего за это время гимназию Агаповой окончили 176 человек, из них 22 – с золотой медальюи 34 с серебряной. Медали получили 13 крестьянских детей, дворянки Лия Непенина, Наталья Мессинг, Наталья фон Зигель, Ольга Ширшнова, Иллария Герц, Вера Шкапская, дочери купцов Ольга Чернова, Нина Карузина, Татьяна и Елена Гей, мещане Гедвига Шпинк и Екатерина Павлова, дочери священников Валентина Цветаева и Вера Беллавинская, старших офицеров – Зоя Никитиникова и Вера Артамонова.

Основная масса выпускниц принадлежала к православной вере, но среди них были католички Иоганна Дервиз (французская подданная), Антонина Зинкевич, Елена Каминская, Виктория Ламишевская, лютеранки Ольга-Виктория Юргис, Мильга Скудре, Грета-Анна-Мария Гутман, Аврелия Данишевская, Мария Криэк, Линда Кук, Ольга-Эмилия Самсонова, Жозефина Гельштейн, иудеи Эсфирь Чесно, Лея Зеликович, Лия Гуревич, Мария Рабуль, Мария Димант, Рашаль Каценельсон.

Объем учебной нагрузки в гимназиях был немалым: еженедельное число уроков доходило до 30, задания по всем предметам давались и на каникулы.

По итогам учебного года проводились переводные экзамены. В гимназии Агаповой они проходили, например, по истории по схеме: в 3 классе – по русской истории, в 4-м – по новой истории, русская история сдавалась также и за 5-7 классы. Не сдавшие экзамены весной подвергались переэкзаменовке осенью.

В 8-м, педагогическом, классе гимназистки проходили практику в присутствии учителей в младших классах своей гимназии. По ведомостям за 1911-1916 гг. видно, что практика оценивалась чаще всего «хорошо» и «удовлетворительно», отличительных оценок было крайне мало.

Проведенные экзамены продемонстрировали снижение грамотности, что вызвало недовольство Министерства просвещения, которое в 1912 г. рекомендовало для устранения сложившегося положения увеличить число письменных работ, классных и домашних сочинений, больше заучивать наизусть стихов, переводить с иностранных языков на русский, осуществить для всех предметов единый орфографический режим.

В гимназиях ежегодно отмечались юбилеи русских поэтов А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Ф.И. Тютчева и др., главным образом в форме литературно-музыкальных вечеров, а также религиозные праздники.

Посещали гимназистки концерты столичных артистов и выступления лекторов, но полиция нередко рекомендовала не делать этого. Последовала, например, такая рекомендация в отношении лекции К.И. Арабажина в Народном доме имени А.С. Пушкина 11 октября 1908 г., вечера, посвященного творчеству Л.Н. Толстого, 10 ноября того же года.

В летнее время организовывались экскурсии в Петербург, Москву и Новгород. В 1909 г. управление железной дороги предоставило группе гимназисток гимназии Сафоновой возможность совершить поездкув вагонах 3-го класса по маршруту Псков-Вильно-Киев-Екатеринослав-Севастополь-Бахчисарай-Феодосия-Одесса-Херсон-Курск-Орел-Тула-Москва-Бологое-Псков.

Но в ней приняли участие только дети обеспеченных родителей

Обучение некоторых гимназисток оплачивала городская управа, для других по инициативе родительского комитета проводился сбор пожертвований.

Мирную размеренную жизнь гимназий, как и всего общества, нарушила первая мировая война. Уже 13 сентября 1914 г. Министерство просвещения распорядилось не принимать в гимназии германских, австрийских и венгерских подданных, снять нормы на прием детей иудейского вероисповедования, но зато не ограничивать прием детей беженцев и военнослужащих действующей армии, в выпускных классах вводился экстернат, от платы за обучение освобождались дети погибших на фронте. Для псковских гимназий был разработан план возможной эвакуации в Лугу или Старую Руссу.

В годы войны значительно возросло поступление в библиотеки гимназий книг по историиРоссии и военной истории. Так, в гимназии Агаповой и Сафоновой поступили работы Т.П. Митляева о военном искусстве от Дмитрия Донского до конца XIX в., барона Н.П. Тарнау «Русь Московская», «Царская семья» В.С. Туманина, «Рассказы по русской истории» С.Д. Арсеньева и др. Большими тиражами были выпущены открытки о Николае II и портреты императора, которые предлагалось разместить во всех учебных заведениях.

В первые месяцы войны интендант Двинского военного округа обратился к начальницам псковских гимназий с просьбой организовать пошив белья для нижних чинов. Из Ставки пришла просьба присылать в пользу армии белье, табак, сухари, спички, соль, нитки, химические карандаши, электрические фонари, продукты питания и др.

Учащиеся и преподаватели гимназий включились в эти патриотические акции.

В 1915 году ученицы Агаповской гимназии организовали кружечный сбор, проводили беседы в лазаретах, активно работали в Ильинской общине сестер милосердия, которой руководила М.И.Агапова.

Война сказалась и на состоянии здоровья гимназисток. Проведенным в 1916 г. в гимназии Сафоновой медицинским обследованием было установлено, что из 340 учащихся 15 чел. страдали носовым кровотечением, 18 – хроническими головными болями, 42 – нервными расстройствами, 17 – близорукостью. Почти все перенесли заболевания корью, скарлатиной, свинкой; имелись случаи тифа. Были даже смертельные случаи. Все это стало причиной увеличения пропуска занятий.

Весной 1917 г. прошли выпускные экзамены, некоторые выпускницы решили продолжать обучение в Юрьевском и Петроградском университетах.

Преподаватели псковских гимназий активно участвовали в политической жизни города.

Так, И.И. Лавров, К.А. Иеропольскийи Ф.А. Эрн являлись членами партии «Народной свободы» (кадеты), входили в ее городской и губернский комитеты, а Лавров к тому же был редактором кадетской газеты «Псковская речь». Летом 1917 г. преподаватели создали Псковское педагогическое общество, председателем которого стал Ф.А. Эрн; Н.М. Барсуков редактировал журнал «Вестник Псковского учительства», в одном из номеров которого критически оценивалась постановка обучения в дореволюционных гимназиях. Летом 1917 г. в Пскове прошли несколько съездов учителей, деятельное участие в подготовке их принимала начальница частной гимназии Н.П. Барсукова.

Смена власти в октябре 1917 г. сопровождалась закрытием кадетских изданий и арестом И.И. Лаврова и Ф.А. Эрна, что вызвало протесты псковских педсоветов гимназий и родителей, а М.И. Агапова даже обращалась в Исполком Совета с просьбой не отсылать арестованных в Петроград и добилась своего.

Начавшаяся германская оккупация повлекла восстановление статуса частных женских гимназий. В гимназиях Агаповой и Сафоновой проводились благотворительные концерты, крестные ходы, гимназистки бесплатно посещали лекции профессора К.Ф. Жакова, проводили кружечные сборы в пользу нуждающихся и др. В конце мая 1918 г. состоялся их последний выпуск, по случаю чего, несмотря на материальные затруднения, организовали чайный стол и танцы.

Всеми учебными заведениями ведал созданный летом 1918 г. церковно-школьный подотдел, а любое решение должно было санкционироваться представителем оккупационной администрации Гутманом. Изменено было, например, время начала занятий (по «германскому» времени), выросла плата за обучение, составлявшая от 65 до 100 руб. в год. Для изыскания средств на ремонт и содержание зданий, выплату жалованья преподавателям приходилось брать ссуды в земской управе.

Восстановление Советской власти после освобождения города от немцев изменило положение частных женских гимназий. 19 декабря 1918 г. состоялось общее собрание учителей всех учебных заведений Пскова, обсудившее вопрос о единой трудовой школе, о всеобщем и обязательном обучении. В комиссию по проведению школьной реформы были избраны М.И. Агапова и Н.М. Барсуков, активно обсуждавшие проблемы двухступенчатой школы, где «не будет зубрежки, поповщины», а будет «совместное обучение девочек и мальчиков». Учителям дореволюционныхгимназий, вероятно, было трудно с этим согласиться, но они шли на компромисс с новой властью. И в начале января 1919 г. газета «Псковский набат» опубликовала кандидатские списки учителей бывших частных женских гимназий, желавших работать в новых учебных заведениях (см. Приложения). В феврале 1919 г. на зданиях бывших гимназий появились новые вывески: на базе гимназии Агаповой открывалась 4-я советская школа, в вечернее время – общеобразовательная школа для взрослых; на базе гимназии Александровой-Сафоновой – 5-я советская школа, директором которой стала А.Э. Берзина.

15 июня 1921 года в здании гимназии Агаповой размещена губернская чрезвычайная комиссия

Сегодня на месте бывшего дома Кирпичниковых построено четырехэтажное здание, в котором располагается Главное управление Банка России по Псковской области.

Назад    Вверх страницы





Рейтинг@Mail.ru